28.10.2011
Протестующий против Уолл-Стрит

Луддисты против Уолл-Стрит

На протяжении последних месяцев, особенно летом, мы все наблюдали «взрыв» протестных настроений на Западе. И очень многие в самом начале не отнеслись к этому серьезно, а те, кто отнеслись серьезно – просто не знали, как это описать, потому что традиционный марксизм, как универсальный язык описания всяческих восстаний, протестов и бунтов ушел в прошлое, а нового языка так и не возникло. Есть лишь постмодернистская смесь из марксизма и фрейдизма для описания чего бы то ни было.

Но этот постмодернистский марксизм уже не дает нам возможности описать всё, что угодно. Сейчас мы сталкиваемся с очень интересным явлением, когда те процессы, которые традиционно были связаны с левыми движениями теперь и сами левые не могут описать. Причем они не имеют ни языка, ни системы категорий для того чтобы выразить суть того, что происходит и в чём они собственно и участвуют и что они же зачастую инициируют.

Вначале могло показаться, что речь идет об этаком современном луддизме, и те восстания, которые были в особенности в Великобритании выглядели очень радикальными и довольно жестокими, показывающими весьма брутальный нрав англосаксов Это было и вправду похоже на движения современного луддизма, когда всё крушится.

Немного терминологии. Луддиты – это те, кто во всём обвиняют инструменты, с которыми им приходится иметь дело, и видят в них главных врагов и соответственно крушат всё на своем пути - инструментарии фабрик, работных домов, как в 19 веке и т.д. То есть луддиты - это такие антииндустриалисты.

Активисты движения «Захвати Уолл-Стрит» в Нью-Йорке
Палаточный городок нью-йоркских демонстрантов акции «Захвати Уолл-Стрит»

Те формы неолуддизма с которыми мы сегодня сталкиваемся, настроены на инфраструктуру потребительского общества. Соответственно, громятся прилавки, витрины и вообще витринный образ общества и при этом попутно что-то крадется. Потому что сегодня в логике потребительского общества, лучший способ разгромить детали этого потребительского общества – украсть их. И конечно же все эти события в Великобритании сопровождались огромным количеством мародерских актов.

Есть и другая составляющая черта неолуддизма, причем более примечательная, потому что это уже восстание не против «машин», а восстание против институтов, то есть не против производственных машин, а против машин социальных. Есть некоторые виды таких институтов, которые предельно достали население и вызывают у него колоссальное раздражение. Они либо не работают, либо работают совсем не так, как этого ожидали и их начинают крушить. В общем и целом – это «институты капитала» (институты финансовой власти).

И то, что сегодня происходит в рамках движения против Уолл-Стрит, как символа финансовой власти, скорее подпадает уже под совершенно другую версию луддизма, как восстания против доставших социальных машин, которые работают совершенно не так как от них ожидают.

Поначалу это восстание производило впечатление некого флэш-моба, когда проявлялась этакая нескоординированная координация. Люди заполняли пространство, пытались препятствовать деятельности клерков и видели в них врагов. Это могло показаться наивным, потому что действительно наивной кажется попытка персонифицировать любые институты и уж тем более финансовые.

Но вскоре обнаружилось, что за всем этим есть реальная идея. И этот флэш-моб по препятствованию деятельности клерков имеет другие предпосылки, связанные с тем, что Маркс описывал как «товарный фитишизм». Те, кто сегодня выходят на улицы, и протестует против Уолл-Стрит – протестуют против того, чтобы отношения между людьми не сводились к отношению между вещами. Кстати говоря, одно из определений капитализма состоит в систематическом сведении этих отношений. Но в отличие от Маркса сегодня нет готового сугубо теоретического разоблачительного рецепта против этого сведения.

Как раз то, что мы наблюдаем сегодня в этом движении – это попытка найти практические формы активизма, которые препятствуют к сведению вышеупомянутых отношений. И здесь наивность к ненависти к клеркам, оборачивается не наивностью, потому что клерки действительно оказываются воплощением этого тренда сведения отношений. И это очень существенно!

Кроме того к этому существует набор совершенно разумных требований, которые находятся за всей этой оболочкой восстания и протеста. Речь идет о требованиях обложить налогом финансовые трансакции, ведь существует такой виртуализированный финансовый капитал, который как бы вращается «вокруг собственной оси». То есть существует огромное количество трансакций, которые ни во что не материализуются и не связаны ни с какими объективированными формами, а которые существуют в стихии чистой трансакции. И эта стихия и есть сегодняшняя форма выражения финансового капитала и его власти.

Демонстрация против финансовых институтов в Мадриде

Обложить налогом трансакции, регламентировать такое движение капитала вокруг себя самого – вот чего на самом деле хотят те, кто восстали сегодня против Уолл-Стрит и видят в нём главную мишень.

Одновременно это сопровождается и вполне интересными и внятными теоретическими выкладками по поводу того, что в современном обществе обладание успехом и возможностями, вопреки декларациям – оказывается наследственным. Казалось бы только феодализм предполагает наследование статусов и всех возможностей, которые с ними связаны. «Ничего подобного» – говорят нам современные левые. Те состояния, которые получаются в наследство – они же несут в себе и статусные возможности.

Левые, как и либералы, предлагают довольно резонную вещь в решении этой проблемы – обложить эти наследуемые капиталы определенным налогом, который будет иметь характер общегражданской пошлины, то есть той пошлины, которая приносится всем гражданам и образует социальное целое. Таким образом, владельцы крупных состояний должны платить некую пошлину для того, чтобы все могли состояться как граждане. Потому что нельзя состояться в качестве гражданина и свободного человека в системе жесточайшего неравенства, которая сегодня только усиливается. И в этом одно из основных требований тех, кто выходят бороться с Уолл-Стрит.

В последнее время легко брюки рабочие купить заказав в интернет-магазине.